«Государства в кризис»: Тигипко рассказал о покупке активов иностранным инвесторам, и будущим Приват

.

Прeдсeдaтeль прaвлeния Тaскoмбaнк и экс-глaвa Нaцбaнкa Укрaины Сeргeй Тигипкo-oдин из нeмнoгиx финaнсистoв, кoтoрыe в кризис прoдoлжaют инвeстирoвaть. В прoшлoм мeсяцe oн купил укрaинскoй дoчeрнeй стрaxoвoй кoмпaнии Aгoн, и сeйчaс в прoцeссe приoбрeтeния oднoгo из укрaинскиx бaнкoв. Учрeждeния дoлжны быть oбъeдинeны в Тaскoмбaнк бaнкир – aктивнo в рaзвитии прoмышлeннoсти в укрaинскoй стoлицe и xoрoшиe aмбиции: стaть oдним из тoп-20 бaнкoв стрaны.

Бизнeсмeн, кoтoрый с сoстoяниeм 495 мeстo в рeйтингe сaмыx бoгaтыx укрaинцeв в этoм гoду у мeня 11-e мeстo миллиoнoв дoллaрoв, встрeтился с Forbes в свoeм oфисe тa в oднoм из истoричeскиx рaйoнoв гoрoдa. Рaзгoвoр был пoсвящeн oснoвным сoбытиям нa финaнсoвoм рынкe кризис, трaнсфoрмaция бaнкoвскoй систeмы, прoгнoзы o будущeм Привaтбaнкa. Услышaть oт Тигипкo пo крупнeйшим Бaнкoм стрaны былo oсoбeннo интeрeснo, пoтoму чтo oн 1992 гoду был сoздaн Бaнк.

Oни тaкжe oбсудили пeрспeктивы прoцeссa привaтизaции, интeрeс к Укрaинe сo стoрoны инoстрaнныx инвeстoрoв, и сцeнaрии экономической турбулентности.

-Расскажи – в чем, на Ваш взгляд, были основные причины финансового и экономического кризиса в Украине?

— Главная проблема нынешней экономики-это, конечно, ситуация на востоке Украины, война. Но, по-моему, шок от украинских предпринимателей от потери на Донбассе и в Крыму был проведен сегодня, многие компании пошли на риск и готовы к развитию. Они понимают, что они заинтересованы в том, чтобы жить и работать в Украине, они хотят развиваться и двигаться вперед.

Я считаю, что в этой ситуации государство должно Добавить для экономического оптимизма. Слишком много говорить о пессимистичном сценарии, слишком мало реформ и отраслевой поддержки для реальной работы.

Что бы быть источником оптимизма?

— Многие говорят сегодня о кризисе, я бы посоветовал вернуться к 1994, 1995, 1996, 1997…. Когда задолженность по выплате зарплат и пенсий был 4-6 месяцев. При расчетах почти все на бартер. Банкиры не забывают и о 600% годовых по кредитам overnight, которые мы, даже на такие цены взял и дал. Помните об этом и вы поймете: ни малейшего представления о том, что происходит сегодня в стране – это поддаваться панике, которую спровоцировал некоторых политиков.

В 1992 году, когда она была сложная ситуация, я и мои коллеги начали делать Приват. И я думаю, что начиная с 1992 года, сейчас вторая отличная возможность для начала успешного развития компании. Это был большой приватизации. Теперь, перераспределение во всех направлениях.

Паники себя много Лэнд. Но я знаю, что если начать делать все в компании, что вы только что потеряли. Вам нужно против течения, и тогда вы добьетесь успеха. Государство, созданное кризисов.

— Как вы считаете, зачем нужна «чистка» финансовой системы? Что мы можем получить в результате этого процесса?

— В «уборку» мы должны быть здоровыми банковского сектора, в котором не будет такого объема соответствующих кредитов и проблем с нехваткой капитала, и которые были бы готовы взять.

Оздоровление банковского сектора рассматривается как необходимое, но не достаточное условие для возобновления банковского кредитования и, следовательно, экономического роста. Еще одним важным фактором является наличие средств для банков, которые готовы кредитовать реальный сектор экономики и, что более важно, для выполнения связанных с ними рисков. Не секрет, что сегодня некоторые банки имеют большой источник, вложить деньги в государственные ценные бумаги, а не вкладывать в реальный сектор экономики. Вы должны изменить эту тенденцию, стимулируя банки брать кредиты.

— Если НБУ может проверить статус любого банка в стране 24/7, как бы Украину до финансовой системы, в которой более трети рынка был закрыт в течение двух лет, и количество нарушений при кредитовании инсайдеров, некоторые с претензиями по финансовому контролю, и других грехов? Как это могло случиться?

— Если в Западной стране, происходили события, которые бы повлияли на Украине в связи с Донецка, Луганска и Крыма, которые привели к значительной потере активов банка и, таким образом, рынок в панике отток депозитов, там бы не осталось на рынке, а не 30-40% банков, и поставил бы всю банковскую систему.

Критика на «банкопад» мы не понимаем, что произошло в экономике. Для банка мгновенная потеря 6-7% ликвидности-это катастрофа. И тогда банки потеряют гораздо больше! Что случилось с украинской финансовой системы-это не самое худшее, что может случиться.

В этой ситуации, есть, конечно, ряд долг у банкиров. Банковских правил – это не только цифры и некоторые стандарты, сформулированные многовековой практикой банковского дела. Их надо выполнять, а не быть забытым, как и целый ряд владельцев банков и их председателей советов директоров. Почему это произошло? На мой взгляд, они поняли, что банки не спасут, а только думал о том, чтобы взять деньги из их для себя, пренебрегая интересами вкладчиков. За такие действия надо отвечать.

— Мы можем рассмотреть, что происходит в Украине, очистка банковского сектора парадигмы в банковской сфере, с преобладанием роли крупных игроков?

— Небольшой Банк, конечно, успешной работы в Украине. Это может быть выгодно и вполне конкурентоспособен, но размер будет, конечно. Потому что небольшой и экономически эффективным является гораздо более сложным, чем большим и прибыльным. Там будет концентрация отрасли, и тенденция к консолидации банков в Украине будет постепенно увеличиваться, и во всем мире.

— Ваш банк или крупных проблемных заемщиков «salzitsa Донецка». Эта же компания не возвращает деньги ПУМБ и других банков. На какой стадии переговоры по этому долгу?

— Сегодня день, «salzitsa Донецка» является единственным крупным заемщиком среди всех нас, кто платит в полном объеме долга. Я думаю, что это проблема госкомпании «украинские железные дороги», которая не является конструктивной.

Эта история закончится тем, что банки выиграют, а кухня на украинских железных дорог. Потому что мы, например, для выдачи кредитов, получили разрешение от Министерства финансов и Министерства транспорта. И две судебные инстанции, мы уже выиграли.

— Или такие истории, как ваша, с «Saltney», одной из причин задержки в развитии кредитования в Украине?

— В таких случаях, несомненно, имеет влияние на настроения банков. Ведь если это общество с ограниченной ответственностью, то чего ожидать от дилеров?

Что может изменить ситуацию? Сегодня, Верховный Совет ряд законопроектов, которые усиливают защиту прав кредиторов. Их принятие будет способствовать повышению кредитной активности и, следовательно, экономического роста.

Какие шаги вы должны обеспечить экономический рост в стране?

— В первую очередь, не хватает экономического оптимизма. И это тоже реформы и борьба с коррупцией, реальные шаги для повышения уровня жизни украинцев и изменение риторики политиков.

Во-вторых, необходимо скорректировать объем средств в реальный сектор экономики. Важно обеспечить банки ресурсами, готовы инвестировать.

В-третьих, это необходимо для повышения инвестиционной привлекательности имиджа страны. Достаточно посыпать его пеплом и принимать участие в популистских целях устрашения и все. Несмотря на сложную ситуацию, правительство делает много хороших вещей. МВФ, под постоянным микроскопом, где мы находимся, наш отмечает позитивные сдвиги в экономике. Мы ищем только плохое и вместо того, чтобы развиваться и привлекать инвесторов, пугая их.

— Оценить возможности будущих приватизации и соответствующих покупателей.

— Убедиться, что объекты, такие как ОПЗ, обязательно внешний для новичков, как умело проводить роуд-шоу, чтобы представить этих компаний. И продолжать с приватизацией не стоит, потому что каждый успешно продал компанию – это хороший сигнал для рынка.

-Вы видели портфелей других банков или целые банки покупать?

Мы рассмотрели 7 банков близок к соглашению с одним из них. Придет время – мы об этом объявим, но все же позвонил в банк, я не стану (Сергей Тигипко купить банка с двадцатых годов активы и сочетает это с его та – ред.).

И кто бы это быть? Кто-то из группы российских банков Сбербанк, ВТБ, ПИБ?

На мой взгляд, перспективы российских банков на Украине, по понятным причинам, нет. И это не временная ситуация. Чтобы работать здесь, то им будет крайне сложно, и чем быстрее они смогут выйти из рынка, тем меньше потеряете.

Предметных разговоров о покупке одного из этих трех банков, мы не были. Кроме того, мы не считаем лидерами рынка. Мы заинтересованы в банки, которые меньше, что он сможет быстро интегрировать, получение роста за счет слияний.

— Как вы оцениваете перспективы банков, включая возможную успешной продаже УГБ?

— Нынешняя ситуация в госбанках-это очень хорошо. Многие шаги Ощадбанка и Укргазбанка абсолютно правильно, они способствуют повышению качества кредитного портфеля и увеличение инвестиций в государственный сектор, который хорошо обслуживает свой долг.

На месте государства, я бы не торопился получить от своих банков. И главным образом потому, что частный банковский сектор Украины по-прежнему слаб. Кроме того, продажа государственных банков может быть подвержена риску внешний контроль, когда на рынке между основными игроками по-прежнему в основном иностранные банки и политики другой страны будет заморозить ситуацию на темпы роста кредитования в стране.

Если состояние банков за счет продажи в условиях финансовой нестабильности, он будет долго ждать роста без роста кредитования невозможно.

На мой взгляд, разумно ли продать небольшую часть акций, но не контрольный государственных банков.

— Время от времени, говорит сценарий отделения Приватбанка различных настроек. Так что на данный момент в конкурсе власти Соединенных Штатов разделяет большой компанией на телекоммуникационном рынке, с продажей запчастей для различных инвесторов. Как вы, человек, который начал с Приватбанком, относитесь к этой идее? Это еще можно отнять и поделить Частное, внешнее решение?

— Если правительство будет национализировать или поделиться собственными, никто не сможет победить. И это не безопасно для государства, исходя из объема деятельности, что сегодня в Приватбанке.

Будьте осторожны, чтобы ограничить банки, которые входят в противоречие с антимонопольным границ, его можно и нужно. Например, сдерживать их чрезмерный рост в определенном секторе. НБУ необходимо разработать модель оздоровления Банка, для того, чтобы дать время для реализации, мониторинга реализации соглашений. Если мягкие условия, НБУ не удастся – регулятор будет достаточной причиной, чтобы вести себя жестко.

Боюсь Приватбанк не имеет смысла. Рынок свободен, конкуренция невысока, так что вы можете развиваться в направлении банковского бизнеса. Мы, например, с начала года выросло на 70%.

— Что вы думаете о конкуренции со стороны традиционных банков, ИТ и инноваций? Где они могут дополнять друг друга, и, где жесткая конкуренция необратим?

Конкуренция, с ИТ-сектор, безусловно, увеличится. Он не ограничивается только выплатами, и во всех направлениях. Опасаться не нужно, потому что мы говорим о тенденции, о неизбежном изменении.

Следовательно, его не нужно конкурировать и конструктивно сотрудничать вместе. Это теперь их проблемы, чаще всего это стартапы, которые нуждаются в доступе к источнику. Мы очень хорошо знаем, потому что он сделал около 100 инвестиций в стартапы.

Если банк считает, что утрата конкурса, он выполняет в капитале компании, на покупку стартапа или параллельно для создания вашего проекта.

Но мы не должны забывать, что разведение в другой тренд. Банки также в непрофильных секторах и активно занимается продажей авиабилетов, автомобилей, электричества, газа. В Европе это уже практикуется.

— Что сегодня заслуживает Таскомбанк?

— Прежде всего, мы зарабатываем для бизнес-кредитов. Банк активно сотрудничает с компаниями в сельское хозяйство (включая переработку сельскохозяйственной продукции), Коммерция.

На втором месте – Министерство финансов. Позвольте мне подчеркнуть, что наш Банк всегда держит запас дополнительной ликвидности в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств, или панику на рынке, чтобы иметь возможность быстро реагировать на ситуацию.

Кроме того, сегодня мы третьи в Украине по объемам факторинга и активно выходит на рынок аренды.

— Расскажите о ваших планах по развитию Банка.

— Мы не ставили перед собой цель построить самый крупный Банк, так как это риск и огромные инвестиции. Самое главное для нас на данном этапе очень выгодно. Благодаря выбранной стратегии развития, мы уже 9 месяцев в ТОП-20 украинских банков, а в конце года мы планируем вырасти на 100%..

В то же время, мы будем внедрять новые подходы и банковских технологий. Так, Австрийская компания Zeв сейчас сопровождает один из наших проектов и разработку стратегии Банка по развитию розничного бизнеса. В ближайшее время совместно с Бельгийско-голландской компанией Хедера, мы начинаем строить стратегии транзакционного бизнеса. Мы постоянно совершенствуем Банка, сделав его более технологичным и конкурентоспособным.

Замечу, что в 1,5 года мы открыли 50 филиалов, в конце года их число увеличится до 100. У нас есть хорошие шансы, а кризис-это время подумать о технологии и расширение.

— Как вы оцениваете перспективы подчинения небанковского финансового сектора, НБУ и будущем очищения этих рынков?

Сейчас Госфинуслуг, консолидация страхового рынка. Я счастлив с этими инициативами компании, занимающиеся реальным страхованием бизнеса и выполнения требуемой чистоты, очень мало. Для многих схема отмывания денег от страховки, поэтому чистка просто необходима. Если НБУ пойдет на небанковское финансирование, процесс очистки рынка быстрее.

— Какие направления, за исключением банковской и страховой деятельности, входит в круг интересов группы «ТАС»?

Группа «ТАС» динамичную работу в четырех направлениях. Прежде всего, мы активно участвуем в финансовом секторе, промышленности, сельском хозяйстве и венчурных проектов.

Бизнес Группа страхование (жизни и риска), долг коллекторской компании, процессингового центра, крупной финансовой компании «Кредитмаркет» – это все прибыльные предприятия.

Некоторые сложные моменты, которые мы пережили в промышленном секторе, в основном специализирующаяся на строительстве, крупных рынков в России и Казахстане. Но сегодня мы исправили ситуацию и закончить этот год с прибылью.

В целом, я хочу подчеркнуть, что мы довольно консервативны в бизнесе и стараюсь вести здоровый образ жизни, не перегрелся. Например, наши сельскохозяйственные предприятия (а это около 90 тыс. га земли и зерна на сумму 600 млн. грн. в 6 силосов элеваторов) не имеет ни одной гривни кредита.

Какие первые три шага Вы бы сделали на посту главы НБУ в 2014 году и сегодня?

— Я бы не хотел представить себя в роли главы НБУ, я вполне хорош в роли Председателя Правления Таскомбанка. Что было сделано для очистки системы, не вдаваясь в подробности и историю отдельные банки абсолютно правильная тенденция. Если мы хотим создать условия для кредитования реального сектора, нужно начать с банковским сектором: если это не понятно и прозрачно, то не будет нужного роста.

Обратите внимание, что уборка после окончания. Сегодня НБУ является не только задача стабилизации уровня инфляции, что контроллер может (в этом году он запланирован с 12% инфляции, в 2017 году – 8%). Экономический рост и создание рабочих мест – эти вопросы теперь в компетенции НБУ, в то время как основная ответственность за их решение лежит на парламенте и правительстве. Это трудная и сложная задача, но надо их решать как можно быстрее.

Страна срочно нуждается в экономическом росте.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

Translate »