«Налоговый кодекс не решит всех проблем»: Южанин рассказал о законопроектах, которые вам помогут компаниям

.© Слoвo и дeлo

Нa слeдующeй нeдeлe будeт oчeнь вaжнo для укрaинскиx кoмпaний, a пaрлaмeнт дoлжeн oпрeдeлить, чтo Минфин рaзрaбoтaл тaк нaзывaeмую aнтикoррупциoнную НДС-счeтoв (5132 НР и 5368 5369).

Прoeкты, кoтoрыe бeз прeувeличeния мoжнo улучшить функциoнирoвaниe кoмпaнии в Укрaинe. Нo кaк тoлькo дoкумeнты были пeрeдaны пaрлaмeнтскoй кoмиссии, oбщeствeннoсти и экспeртoв вoзниклo мнoгo вoпрoсoв o внeсeнии в дoкумeнты пoпрaвки, и прoцeсс иx пoдгoтoвки. ZN.UA сoсрeдoтoчeны нa эти и другиe вoпрoсы Прeдсeдaтeль Кoмитeтa Вeрxoвнoй Рaды пo вoпрoсaм нaлoгoвoй и тaмoжeннoй пoлитики Нинa Южaнинa.

Журнaлисты пoпытaлись выяснить, в кaкиx цeляx сooтвeтствующeй кoмиссии o любыx измeнeнияx в прaвитeльствe прoeктoв, зaдeржaли иx внимaниe, a тaм xoть eсть шaнс, чтo в итoгe пoлучaeтся, чтo жизнь укрaинскoй кoмпaнии будeт дeйствитeльнo улучшить.

— Нинa, xoтeлa xoть рaз прoвeсти нaлoгoвую рeфoрму свoeврeмeннo, и нe рaз. Вo-пeрвыx, прaвитeльствo oтлoжилo oбсуждeниe, зaтeм Кoмитeт. Нaкoнeц-тo сoстoялaсь плeнaрнaя нeдeля, пoэтoму eсть oпaсeния, чтo зaкoнoпрoeкты № 5368 5369 и нe будeт принятo дo кoнцa гoдa. Чтo являeтся причинoй тoгo, чтo нa дoкумeнтax, кoтoрыe тaк дoлгo рaбoтaли в Кoмитeтe? Тaк мнoгo, чтoбы скaзaть oб искусствeннoм зaдeржки.

— Дaвaйтe рaссмoтрим ситуaцию нa нeскoлькo минут. Снaчaлa был тoт фaкт, чтo прaвитeльствo нaчaлo с зaкoнaми рaзвития. Этo былa личнo мoя инициaтивa пo рeфoрмирoвaнию aдминистрaции, и мнe удaлoсь убeдить министрa финaнсoв Aлeксaндр Дaнилюк, мы мoжeм сдeлaть этo сeйчaс. Крoмe тoгo, ряд измeнeний, прoдумaны, oбсуждeны с oбщeствeннoстью, чтo зaкoнoпрoeкт № 3357 (aтрибуция Н. Южaнинa, кoтoрый был извeстeн кaк «либeрaльныe рeфoрмы нaлoгoвoй систeмы». — Рeд.).

Пoслe кoнсультaций с aвтoрaми, мы рeшили пoстaвить вeсь свoй oпыт, чтoбы прeдлoжить в кaчeствe oснoвы зaкoнoпрoeктa, пoтoму чтo в прoшлoм гoду чeткo oсoзнaл, чтo тoлькo пo инициaтивe вицe-кoрпусa нe xвaтит. Крoмe тoгo, этo нe дoстaтoчнo, чтoбы принять зaкoнoпрoeкт, пoтoму чтo стaндaрт мoжeт oстaться нeрeaлизoвaннoй в жизни. Тысячу рaз я видeл, чтo нeт жeлaния, a сoвмeстнaя рaбoтa будeт ничeгo.

Этo тaкжe виднo в кoнцe прoшлoгo гoдa…

Дa. Тaк, зaкoнoпрoeкт № 3357 былa пeрeдaнa в Минфин пoпрaвки кo всeм стaтьям кoдeксa нaлoгoвoй aдминистрaциeй. С цeлью рeaлизoвaть тo, чтo бoльшaя нaлoгoвaя рeфoрмa, o кoтoрoй мы гoвoрили в прoшлoм гoду.

Нo кoгдa мы рaбoтaли нaд зaкoнoпрoeктoм № 3357, в oснoвнoм oбсуждaли пoлoжeния сo срeдними и мeлкими предпринимателями, так сказать, с экспертами, большинство из которых разобраться в этих категориях. Когда представители крупных компаний редко были наши гости, а их в меньшей степени волнуют проблемы, с которыми мы работали, даже более низкие цены. Для крупных компаний, и очевидно, выращивать себе конкурентов-это не очень здоровая идея. Поэтому, на стадии обсуждения в Комиссии, они постепенно отказаться от участия в рабочих группах, и так получилось, что их инициативы не были включены в законопроект № 3357.

Когда Минфин начал работать во вновь образованной рабочей группы, ей разрешили поговорить с представителями крупных компаний. Они добавляют свои предложения в проект документа, который уже работает с Министерством финансов.

Чего-то достиг определенного баланса интересов?

Да. Но будьте готовы, проект является чисто идеологическим. И поддерживал его в шкаф таким же образом. Никто не против, все согласны, но как на практике реализовать?

Опыт Комитета знаем, что некоторые из счетов, надо менять 80%, чтобы положить в них, идея может сработать. Так что я был инициатором этого законопроекта, учитывая большой объем, технические работники работа и Министерство финансов и налоговая служба и Секретариат комиссии. Поверьте, это можно сделать в поле, «на лету».

Я думаю, что это было ошибкой, и министр финансов, и моя тоже, как предложил министр, что нет технического исследования вы не должны зарегистрироваться с законопроектом, текст которого левая половина запеченные. И в понимании всех специалистов, он должен заработать, но это не написано на языке Налогового кодекса. В документе в строке над ним приходилось работать на трех технических групп, которые фактически приступили к работе после того, как правительство одобрило проект закона.

В ходе работы, когда они приступили к рассмотрению определенных процедур, пришел к выводу, что некоторые из них не реализовать, как написано. Или надо решить ряд технических препятствий, не теряя суть изложенных экспертами рабочей группы по проектированию.

Конечно, дискуссии в Национальном Совете реформ текста некоторые предложения по этому поводу удалены. Они не только мало, но они есть. И есть четкое объяснение, почему это произошло, является ли или не возможность реализации их идеи, будь то идея технически невозможно реализовать. Вице-министр финансов е. Капинус подробно объяснил причины, почему мы были вынуждены отказаться от целого ряда инициатив. И это было не просто решение Комитета, это наше совместное решение.

— Несмотря на это, сейчас-раздувание конфликта между налоговой комиссии и Министерства финансов. Или на самом деле нет такого противостояния? Разве это правильно?

— Противостояния нет. Но есть рабочий процесс. И я подчеркиваю, что он принципиально отличается от рабочего процесса в прошлом году. Тогда сотрудничества не было. Теперь она есть. Со всеми из представителей Министерства финансов, я работаю с полной самоотдачей, потому что все эти люди умны, они имеют какой-то опыт.

Но, несмотря на это взаимодействие, результатом недовольна, очень много…

— Понимаю, что мы не сможем в Налоговый кодекс, решить проблемы остального законодательства. Это делается с помощью специальных законов. Так что большинство изменений, которые мы отвергли, связанных с правовыми аспектами, а не налог. Есть работа по установлению стандартов, существуют правила для написания законопроектов и законов.

— Вопрос подписания электронных договоров, налогообложения, мы понимаем, что один из них является более юридического, чем налог? (Было предложение отменить это правило, потому что это публичное право, отношения с налоговой службой, которая не требует заключения специальных договоров. — Ред.)

— Вы совершенно правы. Я помню наш разговор, когда мы решили это положение или отклонить его. Мы будем в силе, в полном объеме и с большей функциональностью, электронного счета плательщика. Поэтому мы должны построить такой вариант, когда плательщик, кто выбрал работу с помощью электронного управления, с ним постоянно работают, каждый день, и тогда, когда все работают на такого плательщика только через этот сервис. И это очень важно, потому что вместо улучшения, то мы рискуем породить массу новых проблем для налогоплательщика. Как точно знать, сделали плательщика в течение пяти или десяти дней о проведении проверки? Если он был получен запрос о предоставлении документов для камеральной проверки? Это чисто практические, но очень важные вопросы.

Нужно было построить механизм, чтобы нагрузка не терять времени, и они не удваиваются для налогоплательщика. Взаимодействие через электронный кабинет означает, что дополнительной бумажной работы с этим плательщик не будет так что если налоговики рассказали о чем-то, это означает, что плательщик получает сообщение «по умолчанию». Следовательно, должен быть способ исправить это. В частности, налогоплательщик должен, с помощью электронного соглашения, чтобы показать, как он будет продолжать работать с внутренним доходам, выберите адрес электронной почты, который является основным налогоплательщиком. Итак, это было четкое решение, что соглашение будет продолжено.

К сожалению, бывают случаи злоупотребления, в частности, налоговым Департаментом в одностороннем порядке расторгнуть настоящие договоры со страховыми компаниями. Это форма давления со стороны фискалов…

— Эта практика абсолютно лишены логики. Предположим, это сделано для того, что годовой финансовой отчетности. Но у нас в пункте раздела 49.4 специальный пункт, что в случае одностороннего расторжения электронного соглашения, налогоплательщик может представить отчет на бумажном носителе. И налогоплательщиков, представляющих бумажные отчеты. Какая цель тогда?

Знаете ли вы, что до сих пор правовой nezahodnye плательщика адрес соблюдается сотрудниками налоговой службы о том, что такого человека не существует, и это является основанием для расторжения договора? Это по меньшей мере удивительно, но эта практика не изменилась. Для электронный договор налоговая служба является единственным механизмом идентификации плательщика. Он был приглашен на обновление договора, и надеюсь, если кто-то придет, поэтому плательщиком по-прежнему существует. Конечно, это не от хорошей жизни. Если, с другой стороны, есть значительное количество фальсификаций и возможностей для оптимизации, так что не будет.

— Поскольку мы говорили о проблеме мошенничества, то давайте поговорим о порядке регистрации налоговых накладных. Изменения были внесены в Министерство финансов предложило механизм, который может блокировать средства, в течение пяти дней до выяснения обстоятельств. Этот механизм изменился. Объяснить почему и за что в итоге проголосуют за депутатов на следующей неделе?

— Главная моя позиция с возможностью осуществления тех или иных норм на практике. В первом варианте текст законопроекта был написан после того, как механизм подозрительных, в соответствии с критериями, временно налоговую накладную, пять дней заблокированы. В течение определенного периода времени, ГФС вправе обратиться в суд продления сроков блокировки-период, если компания не смогла подтвердить реальность операции.

Люди, которые сделали это правило, даже не представлял себе количество налоговых накладных, которые могут быть заблокированы. Только в Киеве в 2016 году-400 млрд налоговых накладных (НН). И нынешняя практика блокирования (проводится соответствующий эксперимент) показали, что заблокировали НН составит 10-20% от общего количества счетов. То есть 40-80 миллиардов (!) налоговых законопроектов, которые должны быть заблокированы, только в столице и то, что в некоторых случаях специалисты Главного управления ГФС в Киеве придется идти в суд, чтобы продолжать держать их запертыми. Это, конечно, невозможно с технической точки зрения из-за большого объема и из-за значительных средств, которые он должен.

Но мы здесь говорим не о самом нарушении, только по подозрению.

Да. Даже если таких операций НН заблокирован на пять дней, в течение которых налогоплательщик представит необходимые документы, то ситуация не была принципиально изменена. Сейчас 150-180 налоговых накладных, которые остаются заблокированными, в частности, контрактов, потому что теперь не блокируется НН и контрактов, разблокирован где-то между 20 и 30. В других случаях, никто даже не придет к освобождению. Этот НДС просто в Формуле, но никто не хочет. Это компании, которые нарушили закон и теперь думаю, как решить проблему с НДС.

— Я думаю, мы сможем найти способ…

— Я в основном смотрю, чтобы предотвратить злоупотребление налоговыми органами в порядке, что теперь, чтобы доказать всем — и с членами правительства, фискальная служба, что если их обязанности связаны честно говоря, вы можете быть самая сложная по исполнению идея, и без ущерба для налогоплательщика. И, кстати, столица налоговую подается только четыре иска: только одна из этих компаний действительно открыл истину, и три поддельных компаний, которые наняли адвокатов в суд за поддельные налоговые льготы. Мы провели эксперимент, увидели результаты, я понял, что это невозможно реализовать. Особенно в этом вопросе еще раз подтверждение легального освобождения, когда на самом деле единственное действие, которое необходимо на месте решения суда. Было бы хорошо, но не в текущем томе реестра НН. И еще, как мы все же немного другая судебная система. Мы хотим снять возможность коррупции, а не умножать их.

НДС является самым коррупционным налогом, они были самые злоупотребления, как контролирующего органа и налогоплательщика. Здесь должен быть сбалансированный подход к улучшению без вреда и создания новых возможностей для графики.

Вы говорите о сбалансированном подходе. Действительно, там должен быть баланс между намерением собрать больше налогов, и желание увидеть бизнес-сообщества возможность развивать себя. Вопрос проверки — это всего лишь вопрос баланса. Стандарт был, который бросил Комитета, запрещение проверок на предприятие без объяснения причин. Так мы защищаем интересы бюджета или бизнес?

Да, стандарт-это новые горизонты для предотвращения выхода или фактической проверки. И это было, и я цитирую, «отсутствие регулирующего органа, правовых оснований для проведения проверки». Я как нормальный человек, не юрист, возникает вопрос: кто мне скажет, есть законные основания для использования ГФС или нет? Это полностью обтекаемые, общие формулировки! Чтобы доказать, что действительность землю? Где? В суд? Если контролирующий орган докажет, что законность оснований для проверки-все, чем придумать законных оснований, поскольку обоснованность доказана в суде? Но это плановая проверка! На мой взгляд, с юридической точки зрения, правило был уволен не совсем корректно. По крайней мере, манипулятор.

— Что, на ваш взгляд, будет использовать эту возможность?

— Конечно! Ни один тест не будет разрешено, поскольку общее определение требует подтверждения законности. Это можно сделать инспекторы обратно — пусть идут в суд и доказывают законность проверки. Это абсурд.

Так можно было бы сделать, если у нас была другая налоговая культура. Но почти у каждой компании есть механизмы оптимизации. Государство должно совершенствовать законодательство, чтобы прописать четкие правила и ограничения возможностей для снижения налоговой базы. Иначе мы никогда не выберемся из этой пропасти. Потому что государство все время будет «серой» экономики, «серых» предприятий, которые не платят налоги. И мы все должны понимать.

— Это как-то звучит не очень либеральные…

— Чтобы избавиться от функции управления не могут себе позволить одной стране. К сожалению. Мы должны иметь правила. Да, более прозрачной, однозначной трактовки-что бы не допустить злоупотреблений. Но тот факт, что правила контроля должны быть жесткими, точно. Каждое государство-член должно контролировать уплату налогов. В противном случае нет смысла их платить.

— Давайте поговорим о критериях определения крупных предприятий. Есть мнение, что повышение этих критериев может быть более или менее крупными компаниями, которые не в офис крупных плательщиков, и участковых инспекторов, более «лояльный», с которыми всегда можно «договориться».

— Что означает изменение критериев? Наш законопроект содержит ряд поправок, касающихся перераспределения задач между контролирующим органом и Министерством финансов и структуре надзорного ведомства. Район осмотра будут выполнять сервисные функции. И хотя это было много дискуссий, и мы до сих пор спорят о целой неделе, или то, что мы делаем. Этот законопроект (№5368. — Ред.) смысл, вероятно, самый мощный за все время существования Налогового кодекса. Это 80% изменения взаимоотношений плательщика и государства. Это огромный шаг вперед. Изменено большое количество функций. И мы должны подробно объяснить эти изменения в бизнес, чтобы не провоцировать очередное недоразумение между частным сектором и Правительством. Сложность реформ, особенно в том, что их мало кто понимает и еще меньше людей, которые могли бы передать суть реформы в массы.

Главная цель для нас-это начать культивировать налоговой культуры. И не только налогоплательщиком, но и налоговым органам. Наш местный налоговый офис будет исключительно для сервисных функций, регулирующих полномочия передаются на уровень регионов и государства. Соответственно, районные налоговые службы перестанут говорить в компании на языке, отличном партнерство и успех этих отношений зависит от совместных усилий. Это во время «Расулова» в районную налоговую, пошел платить дань. Сейчас актуальные вопросы, связанные с контролем за уплатой налогов, будут решаться на уровне региона и области плательщиков налогов будет только если действительно нужно — для правильной, профессиональной консультации, например. Не из-за того, что голландские налоговые органы на местах могут быть легко организованы, а потому, что они имеют достойный уровень компетенции и авторитет.

Если Вы не критерии отбора, без изменений в управлении большой налоговый номер плательщика заказчика с 2,5 миллиона евро (на сегодняшний день) увеличится почти до 5 тыс., от кого будет этот рост? Мы не говорим о налогоплательщике, занимающихся производством или оказанием услуг. Это будет особенно импортеров, вся работа которых ограничивается уплатой таможенных пошлин. Возможность увеличить штат сотрудников офиса крупных плательщиков и не нашли, мы бы почти удвоить нагрузку на сотрудников, которые там работают. И для какой цели? На самом деле, они более профессиональны. Работники сферы лучше знают местную экономику, понимает, характерный для каждого региона, вида бизнеса есть определенный опыт работы с компаниями в отраслях, которые распространены в регионе. Их работы, их оценка, наоборот, может быть более профессионально, чем рейтинг специалистов. Если честно, я вообще убеждена, что налогоплательщики должны быть сгруппированы в секторы экономики, потому что в конце концов, наилучшие результаты.

Когда я был заинтересован в том, как разные фактической работы офиса крупных плательщиков, выяснилось, что большинство компаний просто «потеряли» были невидимы для налоговика, потому что ресурсов недостаточно. Кроме того, налоговая нагрузка на компанию после того, как они были перемещены, чтобы быть подан в офис крупных плательщиков значительно снизилась. Что в первую очередь говорит об ослаблении контроля со стороны налоговых служб. Может быть, вы должны смотреть на объективные причины, но получается, что платеж меньше, и государство не заинтересовано в этом.

— Конечно, один из самых важных вопросов, которые принадлежат к базе данных ГФС?

— Когда была введена система электронного администрирования, мы поняли, что море должно собирать налогов. Сама система отличная, это действительно помогает остановить значительное количество злоупотреблений, но они боятся и добросовестные налогоплательщики, поскольку есть возможность вмешательству ГФС в системе. Год, мы это обсуждали на всех уровнях, что показывает, что не только ручного вмешательства оставалась, но возникают новые формы манипулирования и новые схемы после запуска сер. Система для передачи Министерству Финансов бы снять эти проблемы, потому что, в отличие от ГФС, Министерство финансов не имеет конфликта интересов и не заинтересованы вмешиваться в систему. Как ГФС, ответственных за содержание самого бюджета не играть? Это и так ясно! Особенно в Украине поколения выросли на злоупотребления с НДС. Как вы думаете, они готовы принимать все вместе?

С течением времени, идея привезти СЭА в Министерство финансов разработало мнение, что все базы должны быть представлены в Министерство финансов. Но возник вопрос, а что собственно значит «базовый»? Физически взять и перенести серверы или предоставление доступа к, или перевод сотрудников в Министерство, или просто поменять название? Как это сделать на практике? Сейчас пришел к решению, что все функции по заполнению и использованию баз данных остаются в СФР. Но администрация, техническая и методическая поддержка — будут переданы в Министерство финансов. После консультаций с ИТ-специалистами, мы поняли, что проблема методологического обеспечения системы, в том, что Техническое задание для программистов и как вы хотите, чтобы система работала. Если это делается непосредственно Министерством финансов, мы способны удалить большую часть злоупотреблений сразу как Министерство финансов не заинтересовано давать вредные инструкции к техникам.

Законопроект № 5368 насыщен большим количеством стандартов, против которых делают широкие круги. Мы должны объяснить обществу необходимость принятия этого документа. Потому что дискредитация чего-то, только недоговаривать правду до конца. Но вы знаете, кто на самом деле сделать это? Это выгодно для законопроект не был принят, или в корне изменено или принято только в части? Особенно в связи с НДС, потому что это самый коррумпированный налог.

— Нина, недавно была идея вообще отменить НДС и заменить его налогом с продаж. Вы как автор очень смелый налоговая реформа, одобряю такие идеи?

— Это невозможно. Отмена НДС-это невозможно, по крайней мере к требованиям международной торговли и курса на интеграцию с ЕС, где есть НДС. Кроме того, для того, чтобы представить предложение для его отмены невозможно без расчетов, что ожидаемые поступления от налогов, которые должны служить компенсаторами. Мотивы авторов понятно — сложность администрирования, большого количества злоупотреблений, поэтому давайте упростим налога с продаж, поскольку НДС мы не можем контролировать ни считали. Вопрос: мы уже делали так? Встроенное электронное управление хорошо продумано и имеет все механизмы, чтобы точки и запятые, и мы хотим отменить, и введение НДС. Это просто, как двадцать первого века, в каменный век вернуться и надежда на лучшую жизнь.

— Каково ваше отношение к систематическим изменениям в Налоговом кодексе? На прошлой неделе был представлен следующим «либеральная» реформа системы налогообложения, на этот раз от Ассоциации налогоплательщиков. Все хотят улучшений, кроме компании, которая просто хочет спокойно работать.

— Я согласен с вами. Такая ситуация неприемлема. Действительно, предприниматели устали. Постоянная неопределенность не способствует работе, а изменение налогового законодательства — это постоянная неопределенность. В цивилизованных странах, налоговые изменения, по мнению лет прошли несколько чтений на каждый законодатель в номер поняли, что расследует то, что он стоит, какого использования. К сожалению, мы не гонимся за качество этой работы. В частности, и из-за большого количества счетов, которые постоянно зарегистрированы в парламенте, и почти каждый из них хочет что-то изменить в налоговом законодательстве, конечно, к лучшему, но большинство из этих изменений являются результатом нанесет только вред. Это недопустимо. Я должен признать, что мораторий на изменения в НКУ-по крайней мере, в течение нескольких лет, это хорошая идея. Потому что предпринимателю необходимо прежде всего остального.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »